Detochka if ua и знакомиться

Библиотека на aldlotnaman.tk Lily Polenova. Друг мой, дружочек jan

detochka if ua и знакомиться

внимание мое стала привлекать девочка - маленькая девочка, с данной великой тайны, из жизни уйти в смерть, - и знакомились. 4 «%uA>. «m j fc r* cA «- G If«a o k «u (• vm •. в семье, так те же взгляды – да что ты, деточка, не все ж в детях. предложить услуги или товары и познакомиться с интересными. How if, when I am laid into the tomb, . Девочка рассматривала кубок, который Сейдж получил за победу в Сегодня мне показалось, что новые люди и новые знакомства, – это может быть интересно. .. Одну из моих футболок, – закончил он, скользя глазами по логотипу «Under Armour» на моей груди.

Она уселась поудобнее на стуле, поджав под себя ноги, и попробовала было читать, но вскоре отвлеклась. Мысли перетекали, переливались одна в другую в коньячной истоме. Елена начала прозревать какую-то высшую истину, которую никак не удавалось выразить словами. Она попыталась приблизить истину, выпив еще, но почувствовала, что ее начинает мутить и на нетвердых ногах побрела спать. Утром Елена проснулась рано, ее разбудили вороны, кружившиеся над старым громадным вязом в центре двора, и оравшие дурными голосами.

Признаки похмелья были налицо - головная боль, жажда, распухший сухой язык, непередаваемо-омерзительный вкус во рту - как будто она всю ночь сосала грязную, липкую медную ручку. Ее гость спал на узком диване. Он лежал на спине и дышал открытым ртом, одна рука свешивалась на пол. Елена попятилась в коридор, стараясь не скрипеть половицами и отправилась умываться, опохмеляться и варить кофе.

В кухне что-то изменилось. Коньячная бутылка была пустой, окурки в пепельнице чужие - без фильтра, огрызок конфеты исчез. Елена стояла у плиты и напряженно следила за кофе, стараясь поймать начало кипения и вовремя выключить газ. В это время кофе выкипел на плиту, и утренние кухонные ароматы сменились горелой вонью.

Вот так Женя и появился в Елениной жизни, но странным было не это, а то что у них совершенно не оказалось общих знакомых, ну, буквально, ни одного человека. Я впервые попала к Андрею и познакомилась с Еленой в начале лета, месяца за два до того, как она привела Женьку. Мы с Андреем работали вместе в "почтовом ящике", спрятанном в высоком белом здании за железными глухими воротами неподалеку от ВДНХ.

Андрюша был моим зав. Были мы прикладными программистами, занимались системами автоматического управления для большой химии. Что уж такого секретного было в наших программах - не знаю, но платили нам по тем временам прилично, хотя сидеть приходилось от звонка до звонка, через проходную без увольнительной записки днем не пропускали.

Лаборатория наша состояла в основном из ребят молодых, "длинноногих и политически грамотных". Я в их кампании ужасно стеснялась и чувствовала себя неуютно - недостаточно талантливой, неостроумной и некрасивой. Я не заканчивала элитарной школы, не училась в университете, никогда не каталась на горных лыжах, не ездила в походы и на КСП.

К тому же я мнительна и застенчива, словом, не в масть. Андрей мне нравился - спокойный, доброжелательный, и без бороды. Почему-то именно борода олицетворяла для меня тот самый тип интеллектуала-супермена, который я так боюсь. Андрей с его ровным мягким голосом, манерой вдруг снимать и протирать очки, с близорукими и какими-то беспомощными глазами - был нестрашным.

Все началось с легкой взаимной симпатии, невнятного запаха сирени, улыбок, намеков и взаимопонимания во время вечерних прогулок до метро, сначала в кампании, от которой мы вскоре отгораживались своим разговором, а потом и вдвоем.

Помню ночную Москву, блестящее после дождя черное стекло асфальта, руку на моем плече, кинотеатр "Россия", Пушкин с наклоненной головой, фонтан, кафе "Лира", темные переулки с желтыми пятнами светящихся окон, высокие тополя, детский грибок А утром на кухне, залитой солнцем, наполненной запахом свежесмолотого кофе, я и познакомилась с Ленкой. В тот день мне нравилось решительно все - и особенно Ленка, милая, улыбчивая, простая, такая же доброжелательная, как брат.

Ленка стояла у плиты, растрепанная со сна, в синем длинном халате из какого-то бархатистого трикотажа - у меня никогда такого не.

Халат обрисовывал ее маленькую, ладную фигуру, золотые кисти пояса свисали до колен. Она жарила оладьи на большой сковороде, обе руки были заняты - в одной лопатка для переворачивания, в другой сигарета. Падающие в глаза волосы она откидывала тыльной стороной кисти. Потом я много раз наблюдала, как Ленка делает кучу дел одновременно: Мне в этом виделась невозможность сосредоточиться, неаккуратность, невнимание. Как-то я сделала ей замечание такого рода, но в ответ она лишь пожала плечами - "Думаешь, если я буду внимательно курить, у меня скорее начнется рак?

Но все это было потом, а тогда я была очарована ее приветливостью, манерой говорить с легкой иронией к себе, ее понимающим тоном, ее удивительной легкостью. Она как будто не заметила, что я провела ночь с Андреем, не видела моего смущения - болтала небрежно и ласково, перескакивая с темы на тему, будто со старой знакомой. У Ленки и Андрея была небольшая трехкомнатная квартирка на Малой Бронной. Район этот - очень старый, очень московский, столько раз описанный в литературе, что казалось невозможным жить именно там "за поворотом Малой Бронной, где окно распахнуто на юг", в двух шагах от Патриарших прудов, где "в час жаркого весеннего заката" происходила тысячу раз перечитанная чертовщина.

Да и названия улиц вокруг были сплошь литературными или театральными: Горбатые переулки, дворы, скверы, тень бульвара, особняки. Посольства, правительственные дома, а рядом переполненные коммуналки. Дом в котором жили Ленка с Андрюшей не был правительственным, но и коммуналок в нем тоже не. Когда-то он был ведомственным, квартиры заселяли в тридцать третьем году. С тех пор сменилось поколение, а то и два, но жили в этих квартирах члены тех же семей. Набитая старой мебелью, переполненная книгами, квартира, в которую я попала, была ужасно не похожа на мое стандартное современное жилище с низкими потолками, полированной стенкой и цветным телевизором.

Брат с сестрой жили вдвоем уже несколько лет, с тех пор как их мать вышла замуж и переехала. Я в свои двадцать пять жила с мамой и папой, отчитывалась за каждый свой шаг и не могла убедить маму, что в мою комнату нельзя входить в любое время, что я сама могу вытереть пыль с моего письменного стола, что у меня может быть личная жизнь, личные письма, бумаги и книги, не предназначенные для родительского прочтения.

Свобода казалась мне недостижимым идеалом, раем. Могло ли мне не понравиться на Малой Бронной? Я сидела на кухне, пила кофе и ела очень вкусные оладьи - почему- то у Ленки оладьи всегда толстые, воздушные, золотисто- коричневые и тают во рту, я никогда не могла изобразить такие.

Я ела и слушала Ленкину болтовню. Что у нее за профессия, я так и не поняла. Работала Ленка в доме-музее Горького, он находился по соседству, на улице Алексея Толстого, в необыкновенной красоты здании в стиле модерн - бывшем особняке Рябушинского.

Пристроила ее туда мать, работавшая в издательстве и имевшая разнообразные литературно-филологические связи. Чем Ленка занималась на работе, она то ли не хотела, то ли затруднялась объяснить: Писатель, холера его задави. А я читателем работаю" - вот и все ее объяснение.

Жизнь с Андреем Ленку полностью устраивала, он снабжал ее деньгами, а она в свою очередь стирала, иногда готовила и прибиралась. К своим двадцати трем годам Ленка так и не затруднилась получить какую-нибудь специальность, поучилась в каком-то гуманитарном вузе, да и сейчас числилась на заочном, так и не решив, покончить ей с высшем образованием навсегда или получить бесполезный диплом, обрадовав этим маму.

Мать переживала из-за Ленкиного легкомыслия, сердилась, что она не думает о будущем, не хочет учиться и, в тоже время, не пытается как-то устроить свою жизнь. Под "устройством жизни" Александра Павловна понимала замужество, но Ленка замуж не торопилась. У Ленки в комнате висела икона Богоматери, под ней лампадка. Ленка рассказала мне, что она православная, крещена в детстве бабушкой. Иногда по утрам она просыпается в непонятной тревоге, начинает думать, что живет как-то не так, жизнь проходит мимо, она никому не сделала добра - "учеников разбазарил, Паниковского не воскресил"что если она умрет, то мир не изменится и даже не опечалится.

Тогда она начинает креститься на икону, каяться и молиться пока не достигает умиленно-слезливого состояния и не обещает себе и Богу начать другую, правильную и хорошую жизнь. Потом она обычно засыпает, утомленная и спокойная, а утром накатывают новые заботы и все забывается.

Неправильная жизнь катится дальше, и смешно думать о смерти в двадцать три года. Да и о жизни. Я стала часто бывать на Малой Бронной. Я была влюблена, меня тянуло к Андрюше и весь их стиль жизни был для меня новым и необычным.

Собственно это была Ленкина жизнь, в которой Андрей участвовал постольку поскольку. Ее бурный темперамент, общительность и стремление нравиться привели к тому, что она держала нечто вроде салона - почти ежедневные гости, шумные разговоры на кухне за полночь, все больше о высоком - спасение России, судьбы литературы, роль интеллигенции.

Густой табачный дым, вино да чай, флирты, романы, измены и сплетни. Разговоры на кухне казались мне поначалу беседой посвященных, какой-то странной знаковой системой, речь была настолько пересыпана литературными ссылками, цитатами, именами, что я не все понимала.

Позже я заметила, что цитаты и имена повторяются, и что птичий язык служит не столько средством коммуникации, сколько способом отличать чужих от.

detochka if ua и знакомиться

Со временем я приспособилась к этому языку, хотя до конца своей все же не стала. Обширный круг Ленкиных приятелей состоял в основном из ее бывших любовников. Женщин она в кампании терпела вынужденно. К своим романам Ленка относилась легко, так что чаще всего мужчины, попавшие в орбиту ее жизни, в конце концов оседали на кухне в качестве друзей.

Дом был открытый, приветливый и свободный, родители не мешали, а дружить Ленка умела. Любила она людей необычных, желательно принадлежащих к богеме. Был в ее кампании фотограф, поэт из Литинститута, был даже настоящий актер по имени Павлик. В свое время Павлик покорил Лену красивой внешностью, непередаваемым, чисто актерским умением рассказывать байки и обилием театральных знакомств. Все три месяца их романа Ленка ощущала себя принадлежащей к таинственному миру театра, ходила в ресторан ВТО и на самые модные московские спектакли, но вскоре почувствовала утомление.

Павлик очень много пил, причем по - актерски, с дебошем. Ленка уже начала опасаться, что спивается тоже, но тут Павлик увлекся новенькой гримершей в их театре. Дружба сохранилась и иногда Павлик появлялся в доме в час ночи, пьяный и буйный, жаловался на женское коварство, шумно изображал своих врагов, пел новые песни и, наконец, к пяти утра засыпал прямо на кухне. Я редко сидела с гостями, обычно мы с Андреем приходили поздно.

Мелитополь - это Украина! (ФОТОРЕПОРТАЖ)

Мы любили вдвоем гулять по бульварам, иногда ходили в кино, иногда в какое-нибудь кафе. Когда мы приходили, я убегала от кампании в Андрюшину комнату - очень спокойную и уютную, с зелеными стенами и зеленым диваном.

В их квартире все комнаты имели цвет: Ленкина - розовая, Андрюшина - зеленая, а гостиная бежево- коричневая. Толстые стены гасили звуки, голоса превращались в неразборчивое бормотание. За воскресным завтраком или в редкие вечера, когда не бывало гостей, Ленка с удовольствием рассказывала мне обо всем, что я пропустила. Даже сейчас, через столько лет, я без усилия переношусь воображением в московское воскресное утро, в старый дом, на кухню с огромным окном. Чуть колышется легкая белая занавеска с желтыми цветами и солнечные пятна, как яичный желток, расшлепаны по светлому линолеуму шкафов и зеленому в белых разводах полу.

Стеклянная кухонная дверь позвякивает от шагов - Андрей прошел в ванную. Ленка с чашкой чая, в своем царском синем халате, сидит за круглым столом.

У нее над головой - израильский плакат. На плакате - забавная картинка, сценка из уличной жизни Иерусалима, вверху непонятная надпись на иврите. Такой плакат висел во многих московских квартирах - его бесплатно раздавали в израильском павильоне на книжной выставке. Ты вот вчера опять спряталась у Андрюшки, и ничего не видала Незнакомец Женя, так странно объявившийся в доме, конечно, никуда не исчез, хотя позвонил Елене не сразу, а недели через две.

Елена поначалу его не узнала. Приглушенный, низкий голос понравился Елене. Женя еще раз извинился за свое поведение при первой встрече и спросил позволения еще раз увидеться. Елена немедленно пригласила его в гости. Он пришел в тот же вечер, довольно поздно, когда кухня была полна гостей. Красив, но простоват - русые, слегка вьющиеся волосы, зеленые глаза, тяжелый подбородок, - тривиально, но заманчиво, как реклама сигарет "Marlboro" на глянцевой страничке случайно завалявшегося западного журнала.

Какая-то беззащитность, даже затравленность в выражении глаз не исчезла и у трезвого. Что бы там ни было, вел себя Женя светски, и проблемы свои и горести, истинные или мнимые, скрывал умело. Его появление, конечно, заинтересовало всех - судя по специальному вниманию, которое Елена оказывала незнакомому гостю, назревал новый роман и новые события.

Однако общий разговор не прервался. Спорили о чем-то обычном - не то об эмиграции и о евреях, не то о перестройке, не то о литературе. Эпоха наступившей гласности дала обильную пищу кухонным разговорам.

Зачитанный номер журнала "Наш современник" со второй половиной романа Василия Белова "Все впереди" валялся на кухне и заменял анекдоты. Рыжая Сонька, молоденькая врач-психиатр объясняла на примере героев и авторских рассуждений, что такое паранойя и бред воздействия. Вечно серьезный Славка, бывший Еленин одноклассник рассуждал: Если им страдает не только писатель, но и редакции нескольких журналов и их читатели, то перед нами схема зарождения фашизма.

Распаковка одежды H&M / Детский мир / Дочки Сыночки / ДЕТСКАЯ ОДЕЖДА / Покупки осенней одежды Софии

Одинокий фашист - пациент психиатра, толпа - опасность для цивилизации. Женя смеялся вместе со всеми, но больше помалкивал.

Елена не очень вникала в происходящее. Она разливала чай, резала шарлотку, которая в этот раз почему-то не получилась, косилась на Женю и чувствовала, что устала. В тот вечер ей вдруг надоели гости, трепотня, разъедающий глаза дым, куча грязной посуды в раковине, интеллектуальные рассуждения.

Мелитополь - это Украина! (ФОТОРЕПОРТАЖ)

Болела голова, хотелось чтобы гости ушли, но с их уходом неотвратимо надвигалась уборка кухни. Он сам, между тем, особого внимания на Елену не обращал, не кокетничал, а внимательно следил за разговором.

Беседа исчерпалась, и стала снижаться, переходя на личности. Профессия дворника была довольно обычной. Поэты, художники, музыканты, диссиденты, нонконформисты всех мастей, непризнанные гении, конфликтующие с официальной идеологией, работали дворниками, истопниками, сторожами, вахтерами. Подметаю вокруг памятника Тимирязеву. Ну, я еще сантехником могу. Маляром был, квартиры ремонтировал Тоже мне счастье - дворник" - она была обескуражена.

Андрей, не любивший неловких ситуаций, начал рассказывать про какой-то фильм, недавно получивший премию на Каннском фестивале. Фильма никто не видел, но все шумно поддержали разговор, слишком оживленно, чтобы это звучало естественно.

Дворник Женя сидел, как ни в чем не бывало, казалось даже не заметив ни паузы, ни общего нарочитого оживления. К закрытию метро гости начали собираться. К тайной досаде Елены, Женя поднялся вместе со всеми. Прощаясь, он спросил разрешения придти.

Елена очень старалась принять равнодушный вид, и, кажется, ей это удалось. Вскоре Женя стал своим человеком в гостеприимном и безалаберном доме, более того, он стал незаменим.

Дело в том, что материальный мир, весьма неприветливый к Андрею и Ленке, покорялся Жене. Он умел все - починил вечно текущий кран на кухне, поставил Елене в комнату второй телефонный аппарат, сменил все перегоревшие лампочки, смазал омерзительно скрипевшие дверные петли. А ты то выпендриваешься, то заискиваешь перед ним, как интеллигенция перед народом. Никчемный интеллектуал с амбивалентным отношением к закону Ома. Год магнитофон починить не можешь. Несмотря на язвительные замечания, Андрей, пожалуй, симпатизировал Женьке и иногда по вечерам играл с ним в шахматы.

Ленку, конечно привлекали не Женины слесарно-столярные таланты. Дело в том, что ей никак не удавалось его завлечь.

Да, он приходил часто, раза два-три в неделю, и скорее всего приходил именно из-за Ленки, но вел себя как старый приятель, фамильярно насмешливо, доброжелательно и безразлично. Ленка старалась изо всех сил. Ее кокетство, всегда не слишком скрытое, выглядело откровенно неприлично. Она садилась рядом с ним за столом, норовила прислониться или положить голову на плечо, первому подавала ему чашку или тарелку, помнила сколько ложечек сахара он кладет в чай, бурно восхищалась всем что он делал, смеялась над его шутками и бородатыми анекдотами.

Чем больше усилий она прикладывала, тем насмешливей он на нее поглядывал. Ленка бесилась, строила сложные планы, но он не давал никакого повода их реализовать. Да он целовал ее при встрече и на прощание, мог приобнять за плечи, даже усадить на колено, когда все стулья на кухне бывали заняты. Когда они оставались наедине, он держался отстраненно и подчеркнуто дружески. Через месяц ни о ком кроме дворника с Тверского бульвара она не могла ни думать, ни говорить. Сомневаюсь, что она была влюблена, но самолюбие для Ленки всегда было важнее любых других чувств.

Приближался конец сентября, а вместе с ним и Ленкин день рождения. Суматоха начиналась задолго, примерно за неделю. Ленка говорила, что отмечать день рожденья не будет, гостей не хочет и это вообще не праздник, но сама с тревогой наблюдала, кто вспомнит, кто позвонит и придет, искала повод напомнить всем о надвигающейся дате.

Женя, как человек новый, был специально приглашен. Я, как назло, прийти не могла - Ленкин день рождения совпал с семейным торжеством - тридцатилетием свадьбы моих родителей.

Мне пришлось нести почетную вахту и в сотый раз слушать рассказы родственников об их задорной комсомольско-заводской юности, есть непременный салат оливье и пирог с капустой. Потом дядя, как обычно, напился и начались тошнотворные рассуждения о Сталине и порядке - родня постарше сочувственно слушала, папа, слывший в нашей семье либералом, горячился и спорил - ведь партия признала ошибки, да и Сталина в прессе открыто величали преступником. Папа выписывал журнал "Огонек" и его политические убеждения за последнее время сильно поменялись.

Он уже не считал Сахарова и Солженицына предателями, хотя еще сохранял веру в светлые социалистические идеалы. Реабилитация Бухарина, смелые экономические статьи, умильные рассказы Евтушенко о погибших или эмигрировавших, несправедливо забытых поэтах, пронзительные лагерные истории - весь поток неожиданной, новой информации растревожил болото в котором дремала долгие годы моя семья и породил жаркие споры и даже конфликты. Еще полгода назад я принимала участие в этих разговорах, но после общения с АндреемЛенкой и их кампанией мне было скучно и неловко.

Господи, прожить так долго в этой стране, пережить войну, эвакуацию, бедность, двадцатый съезд - и открывать для себя мир заново по страницам "Огонька" и "Московских Новостей"!

Мои родители, вроде не совсем дикие люди - папа - начальник цеха на фармацевтическом заводе, и мама - преподаватель в техникуме, умудрились не знать Галича, судить о Пастернаке по старым газетным публикациям, а о Булгакове по "Дням Турбиных".

Евтушенко и Вознесенский олицетворяли для них современную поэзию, а писатели-деревенщики - прозу. Книг в доме почти не было, магнитофон мне купили уже в институте. Прочие мои родственники кроме футбола, Аллы Пугачевой, журнала "Здоровье" и телевизионных фильмов вообще ничем не интересовались, а из книг прочли разве что Пикуля и Дюма, которых выменивали на макулатуру.

Я тосковала за праздничным столом, и гадала, что сейчас творится на Малой Бронной. День рождения отмечался как обычно тридцатого сентября, в "Веру, Надежду, Любовь". С утра Андрей бегал по магазинам, закупая продукты по заранее заготовленному списку.

Елена варила картошку, резала салат, пекла какие-то специально выдуманные к торжественному случаю пирожки с сыром и болтала по телефону. Телефон звонил непрерывно, и она перетащила его на кухню, благословляя Женю за то что он уступил ее настояниям и сделал длинный шнур.

Среди живописного кухонного развала Елена чувствовала себя уютно, праздничное возбуждение заставляло крутиться быстрее и перескакивать с одного дела на другое. В центре стола возвышалась огромное блюдо с салатом, на приготовление которого ушло не меньше часа. Все свободные поверхности были заняты кастрюлями, мисками, свертками, так что все время приходилось что-нибудь разыскивать. На кухне пахло маринованным чесноком и киндзой - Андрею пришлось мотаться на Центральный рынок.

Стулья и пол были обсыпаны мукой. Около шкафа шеренгой выстроились бутылки - сухое вино, коньяк, какой-то экзотический ликер сомнительного зеленого цвета, спирт настоеный на лимонных корочках. В промозглой осени Нью-Йорка московские воспоминания кажутся раскрашенным диафильмом, эпизодами без начала и конца. Кто знал тогда, что непрерывное, переливающееся, катящееся время вдруг остановится и завязнет, дни сольются и перестанут отличаться один от другого.

На смену жизни придет нечто монотонно- благополучное, хотя, если говорить о Ленке, не было в ее жизни ни минуты благополучия. Ее страсти, и страдания, игрушечные и настоящие муки, обернутся пошлостью и тоской. Она будет бродить неприкаянно в поисках потерянного времени, густой воздух будет застревать в горле комком, и в невнятном потоке разговоров, стихов, цитат, обрывков воспоминаний не будет ни смысла, ни помощи.

В ее рассказах поблекнет цвет и исчезнет запах, а литературность сюжетов перестанет даже претендовать на правдоподобие. Вот мы не виделись неделю - а мне нечего тебе рассказать Ленка выпрямляется, смотрит в окно на пожелтевший вяз в прозрачном розовеющем предсумеречном осеннем небе, на серенькую стрелку шпиля на площади Восстания.

Название какое странное - как из революционной сказки, типа "Трех толстяков" - кто восставал, когда, зачем? Крики детей в большом дворе, холодное оконное стекло, облитое закатом, бело- голубой ампирный домик напротив. Смотрит, и привычно не замечает, возвращаясь к своим делам и суетным счастливым мыслям, не ведая что счастье и беспечность на излете да и всей жизни-то осталось лет десять, не.

Я была в Москве, заходила в наш двор, Бог его знает. Вяз под окнами стоит по-прежнему, и ампирный особнячок, и грибок, и качели, и детские голоса во дворе, и дом наш, - только незнакомые тени мелькают в подворотне и чужая музыка слышна из окон. Нас там нет совсем, ни призраков наших, ни памяти - пустая декорация, не вызывающая даже грусти. Пока Ленка была жива, я думала, что эмиграция - это вторая жизнь, жизнь после смерти, а теперь эти слова звучат кощунственно и глупо.

После смерти ничего нет и Ленки нет нигде - ни в Америке, ни в Москве, есть только могила, превращающая Нью-Йорк из промежуточной станции бессмысленного нашего бега в конечную. Понятие отчего дома всегда было связано не только с колыбелью, но и могилой, так где же теперь наш дом?

Елена терла сыр для пирожков и задумалась о Жене. Забавно, она до сих пор не знает его фамилии - сам не говорит, спросить неудобно. За глаза его все зовут Дворником: Елена знала о нем не больше, чем при первом знакомстве. Ему лет тридцать пять, он разведен, живет в Москве, где-то на Тверской-Ямской, он не слишком образован, но и не вполне темен, он мало похож на богему, но почему-то работает дворником, общих знакомых пока не нашлось, и вообще неизвестно ничего о его жизни за порогом Елениного дома.

Он явно ходит к ним из-за Елены, он вероятнее всего влюблен, но не делает ни одного шага к сближению. Черт бы побрал все эти сложные натуры - не силой же его в койку тащить Поток размышлений прервал звонок в дверь. Елена глянула на часы и охнула - конечно уже гости, а у нее ничего не готово, и сама она в домашних штанах и рваной под мышкой майке. И такая фигня каждый год! Шепотом выругавшись, Елена пошла открывать дверь, и зацепила тапочкой телефонный провод.

detochka if ua и знакомиться

Аппарат со звоном упал с табуретки на пол. Придется Женьке снова его чинить. Пришедшие гости были сразу привлечены к делу. Мужчина раздвигали стол и ставили стулья, женщины расставляли тарелки и украшали салаты. Вскоре появился Женя с большим букетом красных роз. Одет он был нарядно - пушистый белый свитер с высоким горлом, и новенькие темно-синие джинсы, выражение лица напряженно- торжественное.

Он увидел разбитый телефон, насмешливо глянул на Елену, но в честь праздника не стал говорить - "Я тебя предупреждал", а занялся починкой. Несмотря на общую суету и бедлам, минут через сорок удалось всех усадить и приступить к закускам. Раздвинутый стол, окруженный стульями и табуретками, перегородил всю большую комнату, зато теснота не давала гостям расползаться по квартире.

Изголодавшиеся гости накинулись на еду и напитки и некоторое время ничего кроме музыки, и позвякивания ножей и вилок, не было слышно. Потом задымились сигареты и начал возникать разговор. Народу было немного, человек пятнадцать и застолье не успело распасться на отдельные группы.

В то время вся интеллигентная Москва с напряжением следила за развернувшейся дискуссией историка Натана Эйдельмана и писателя-деревенщика Виктора Астафьева. Скандальчик начался с рассказа Астафьева о Грузии, в котором он каким-то образом обидел грузин.

detochka if ua и знакомиться

Собственно грузинские национальные чувства всех волновали мало, рассказа почти никто не читал, и история стала быстро затухать, как вдруг Эйдельман написал Астафьеву письмо. Она смеется и всем видом показывает, что не.

На минуту она задумывается, приставляя шариковую ручку к своим пухлым розовым губам. Начинает выводить крупные буквы, надиктовывая себе вслух: Артем не может сдержать смех. И что самое главное в отношениях для нее — качественный секс. Чтоб вы понимали, модель го года рождения.

Акробатика флирта — Если честно, ничего особенного я не пишу, — скромничает Карина.

detochka if ua и знакомиться

Ей 26, у нее красивые длинные русые волосы, а ее страничка "Вконтакте" изобилует смешными фотографиями с подругами с ночных вечеринок. Она в охмурении мужчин по переписке — профи, несмотря на то, что на "Dream Marriage" и других подобных сайтах переводчиком работает всего год.

Я написала ей в соцсети и попросила поделиться опытом с новичком. Никаких особо секретов. У нас так все работают. А так как ты только приступила к работе, поначалу просто пиши о себе, общайся на разные темы, знакомься. Я, бывает, сижу на сайте и днем, и ночью. В среднем, трачу на это часов по 7 в сутки, — рассказывает девушка.

Чтобы "раскачать" страницу, она советует писать мужчинам постоянно: Пиши естественно, как будто действительно хочешь познакомиться с мужчиной. Они постепенно начнут тебя узнавать. Чтобы появились постоянники те, с кем будет регулярная переписка — Авт. В общем-то, на жизнь Карина не жалуется: Говорит, работу нашла по объявлению.

Но на мои расспросы девушка все равно отвечает довольно уклончиво, и я понимаю, что многого по переписке я от нее не добьюсь.

Подозреваю, ей не очень хочется делиться секретами с потенциальной конкуренткой. Поэтому вскоре я решаю раскрыть карты: Узнав, что я хочу написать статью, Карина тут же пугается и дает задний ход.

Пытаюсь успокоить ее и заверяю, что все будет анонимно, но девушка стоит на своем: Это все не очень законно… — говорит Карина. Встречаться со мной она наотрез отказывается — боится, что если даст интервью, у нее будут проблемы.

Переубедить ее так и не удается. Не разденешься — не заработаешь Два дня спустя я сижу с редактором в маникюрном салоне и обсуждаю проблемы в работе над материалом.

Минут пятнадцать жалуюсь на то, что никак не могу заставить мужчин отвечать мне на письма. И вдруг мастер отрывает голову от наших ногтей и говорит: Ей 23, она симпатичная скромная брюнетка. В чертах лица угадывается провинциальное происхождение. Просим ее поделиться своей историей. Ну я и повелась А потом оказалось, все мужчины там хотят одного — виртуального секса, — девушка бросает на нас многозначительный взгляд и продолжает.

Конкуренция большая, заработать трудно, — жалуется девушка, выговаривая слова под размеренный ритм движений пилочки для ногтей. Как вы уже, наверно, догадались, мне никто не звонил, — ловлю себя на мысли, что и мне. Мастер тем временем завершает рассказ: Поняла, что не раздеваясь, там много не заработаешь.

И пошла искать нормальную работу. Дальше хочешь — работаешь, не хочешь —. Они свои деньги получили уже за то, что просто зарегистрировали тебя на сайте. Международные сайты знакомств заманивают девушек обещаниями высоких заработков и туманной перспективой выйти замуж за богатого американца. Но по факту случаев таких — один на миллион, а в подавляющем большинстве переписка не приводит не то что к браку — даже к ответному сообщению.

Не знаю, кто тут виноват — жадные мужчины или скучные женщины — может, и то, и другое. В любом случае, вряд ли серьезный состоятельный мужчина будет искать себе жену на другом континенте, да еще и через интернет. Выходит, формула успеха в этом бизнесе такова: А потом запереть свою женскую гордость в самом темном чулане подсознания и учиться каждый день балансировать на той самой грани между развратом и флиртом.

В ответ получила 4. Один мужчина попросил мой личный почтовый адрес. Двое других написали длинные сообщения с подробными описаниями своих эротических фантазий. Это письмо я оставила без ответа.

Ни один мужчина не написал повторно — то есть, за переписку я денег не получу. Несколько раз мужчины приглашали меня в чат — самый долгий из них продлился 3 минуты 46 секунд. Наш разговор оборвался после того как лысый мужчина за 50 сказал, что хочет увидеть меня без одежды. В общей сложности мне удалось заработать 76 центов, половина из которых уходит агентству. Мне даже не стали звонить, чтобы я подъехала за ней в офис. Возможно, я недостаточно времени уделяла этой работе. Возможно, у меня просто нет природной склонности к.

Но в какой-то момент я поняла, что не могу выбирать между чувством собственного достоинства и желанием заработать деньги, и попросила администратора удалить мою анкету.

А возможно, у меня не получилось никого охмурить, потому что на самом деле я просто не хочу выйти замуж за американца. Они там пусть и богаче, и успешнее, но наши, украинские парни — все-таки как-то роднее. И чтобы заняться с ними реальным, а не виртуальным сексом, не надо пересекать океан.

Вы сейчас просматриваете новость " Гейши ХХI: В котором каждой из нас есть ее место, и в котором каждая из нас важна. И что не нужно сражаться, бояться, а можно творить и дарить миру то, что может подарить только женщина — красоту, радость, гармонию.

Нас ждут интервью с разными героинями. О том, что на их взгляд является успехом. Также эти женщины будут приглашены на фестивали, которые пройдут в рамках проекта в течение года, чтобы они могли выступить, рассказать, пообщаться.

От первого интервью, консультаций по бизнеспланированию, консультаций по созданию стиля и бренда до завершающего этапа конкурса, на котором будут выбраны три победительницы. Победительниц будут определять по нескольким показателям — работа с клиентами, новые направления в бизнесе, оригинальный подход к рекламе, развитие бизнеса в течение последнего года. В течение конкурсного времени участницы получают дополнительную рекламу, к ним направляют клиентов, составляются отчеты и видео-интервью.

Стоимость участия в конкурсе шек. Победительницы получают денежный приз в размере на развитие бизнеса 1 месторекламную поддержку бизнеса в течение года на площадках амуты 2 местобесплатное участие в двух выставках или фестивалях, проводимых амутой UNITY ART 3 место.