Черный лебедь знаком неопределенности

Нассим Талеб. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости

черный лебедь знаком неопределенности

Читай онлайн книгу «Черный лебедь. Эта книга о неопределенности, то есть ее автор ставит знак равенства между неопределенностью и. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости, Талеб Н.Н. на официальном сайте Но «Черный лебедь» – не учебник по экономике. а также междисциплинарные задачи на неопределенность и знание, особенно в связи с. Чёрный лебедь [Под знаком непредсказуемости] Талеб Нассим Николас. Содержание . Неопределенность «ботаника» Что же такое игровая ошибка?.

Тысяча и один день истории или Эффект индюшки Индюшка до и после Дня Благодарения. История процесса на протяжении больше дней ничего не говорит о том, что должно случиться. Эта наивная проекция прошлого на будущее ни для чего не подходит.

Мы попросту не знаем, сколько информации содержит прошлое. Она сигнализирует о подлинном интеллектуальном любопытстве. Она сопровождает открытый ум и желание исследовать идеи. Прежде всего, эрудит может быть не удовлетворен своим собственным знанием, и такая неудовлетворенность замечательный щит против Платонизмов, упрощений пятиминутного менеджера, или мещанства.

Я не выступаю за рискофобию мы увидим, что я одобряю агрессивный тип взятия риска: Поскольку это позволяет исключать Черного Лебедя! В этом случае проблема Черного Лебедя или не существует вовсе или имеет маленькие последствия. Есть и другие моменты, проистекающие из нашего невнимания к Черному лебедю: Мы выхватываем сегменты из общей картины увиденного, и путем их обобщения делаем вывод о невидимом: Мы дурачим себя историями, которые угождают нашей Платонической страсти к четким схемам: Мы ведем себя, как будто Черный Лебедь не существует: То, что мы видим, является не обязательно всем, что.

История скрывает Черных Лебедей от нас и дает нам ошибочные представления об их вероятности: При том что вера в доказательство вошла в наши привычки и в наше сознание, оно может быть опасно ошибочным. Любое правило можно проверить либо прямым путем, рассматривая случаи, когда оно работает, либо косвенным, фокусируясь на тех случаях, когда оно не срабатывает. Опровергающие примеры гораздо важнее для установления истины.

Но вы словно бы об этом не ведаем. Искажение нарратива Объяснения объединяют факты друг с другом; помогают их запомнить; придают им больший смысл. Опасно это тем, что укрепляет нас в иллюзии понимания. Информация требует, чтобы ее упрощали. В предыдущей главе, говоря о проблеме индукции, мы строили предположения относительно невидимого, то есть того, что лежит вне информационного поля.

Здесь же мы займемся видимым, тем, что лежит внутри информационного поля, и разберемся в искажениях, возникающих при его обработке. Теоретизирование происходит в нас подспудно, автоматически, без нашего сознательного участия. Наша склонность к наррации, то есть к выстраиванию повествовательных цепочек, имеет очень глубокую психологическую причину; она связана с зависимостью хранения и доступности информации от порядка.

К сожалению, то же самое обстоятельство, которое понуждает нас к упрощению, заставляет нас думать, что мир менее хаотичен, чем он есть на самом деле. Усваивание и навязывание миру нарративности и причинности — симптом боязни многомерности. Если уровень неопределенности в вашем деле высок, если вы постоянно казните себя за поступки, которые привели к нежелательным последствиям, для начала заведите дневник.

1 нассим талеб чёрный лебедь под знаком неопределённости аудиокнига

Мы обожаем носиться с определенными и уже знакомыми Черными лебедями, в то время как суть случайности — в ее абстрактности. Жизнь на пороге надежды Мы полагаем, что между двумя переменными есть причинно-следственная связь. Прибавка к одной величине обязательно повлечет за собой прибавку к. Любимец удачи Джакомо Казанова: Подразумевалось, что молитва спасает от гибели. Я называю это проблемой скрытых свидетельств.

Таково основание почти всех суеверий — в астрологии, сновидениях, поверьях, предсказаниях… Скрывая свидетельства, события маскируют свою случайность. Можно восхищаться историями успеха, но не стоит безоговорочно им верить: Почти все книги, ставящие своей целью определение навыков, необходимых предпринимателю для процветания, строятся по следующей схеме.

Авторы выбирают нескольких известных миллионеров и анализируют их качества. Это непросто, ведь неудачники не пишут мемуаров. Сама идея биографии основана на предположении, что существует причинно-следственные связи между определенными свойствами личности и успехом.

Я, впрочем, не утверждаю, что Платоновых форм вообще не существует.

Нассим Талеб. Чёрный лебедь

Модели и конструкции — интеллектуальные карты реальности — не всегда неверны; они лишь не ко всему приложимы. Проблема в том, что а вы не знаете заранее только постфактумк чему неприложима карта, и б ошибки чреваты серьезными последствиями. Эти модели сродни лекарствам, которые вызывают редкие, но крайне тяжелые побочные эффекты.

Чёрный лебедь (теория) — Википедия

Платоническая складка — это взрывоопасная грань, где платоновский образ мышления соприкасается с хаотичной реальностью и где разрыв между тем, что вам известно, и тем, что вам якобы известно, становится угрожающе явным.

Именно там рождается Черный лебедь. Скучные материи Говорят, что, если на съемочной площадке у знаменитого кинорежиссера Лукино Висконти актеры что-то делали с закрытой шкатулкой, в которой по сюжету лежали бриллианты — там на самом деле лежали настоящие бриллианты.

Это неплохой способ заставить актеров прочувствовать свою роль. Например, вы бы могли предвидеть приход Гитлера к власти и мировую войну? А стремительный распад советского блока?

черный лебедь знаком неопределенности

А вспышку мусульманского фундаментализма? А крах рынка в году и уж совсем неожиданное возрождение? Буквально все, что имеет хоть какую-то значимость.

Сочетание малой предсказуемости с силой воздействия превращает Черного лебедя в загадку, но наша книга все-таки не об. Она главным образом о нашем нежелании признавать, что он существует!

Нассим Талеб. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости

Причем я имею в виду не только вас, вашего кузена Джо и меня, а почти всех представителей так называемых общественных наук, которые вот уже больше столетия тешат себя ложной надеждой на то, что их методами можно измерить неопределенность. Применение неконкретных наук к проблемам реального мира дает смехотворный эффект.

Мне довелось видеть, как это происходит в области экономики и финансов.

черный лебедь знаком неопределенности

Он почти наверняка назовет вам критерий, исключающий вероятность Черного лебедя — то есть такой, который можно использовать для прогноза рисков примерно с тем же успехом, что и астрологию мы увидим, как интеллектуальное надувательство облачают в математические одежды. И так во всех гуманитарных сферах. Почему мы сосредоточиваемся на мелочах, а не на возможных значительных событиях, несмотря на их совершенно очевидное гигантское влияние?

И — если вы еще не упустили нить моих рассуждений — почему чтение газеты уменьшает наши знания о мире? Несложно понять, что жизнь определяется кумулятивным эффектом ряда значительных потрясений. Можно проникнуться сознанием роли Черных лебедей, не вставая с кресла или с барного табурета. Вот вам простое упражнение.

Перечислите значительные события, технологические усовершенствования, происшедшие с момента вашего рождения, и сравните их с тем, какими они виделись в перспективе. Сколькие из них прибыли по расписанию? Взгляните на свою личную жизнь, на выбор профессии или встречи с любимыми, на отьезд из родных мест, на предательства, с которыми пришлось столкнуться, на внезапное обогащение или обнищание. Часто ли эти события происходили по плану?

Чего вы не знаете Логика Черного лебедя делает то, чего вы не знаете, гораздо более важным, чем то, что вы знаете. Ведь если вдуматься, то многие Черные лебеди явились в мир и потрясли его именно потому, что их никто не ждал.

Возьмем теракты 11 сентября года: Вокруг башен ВТЦ барражировали бы истребители, в самолетах были бы установлены блокирующиеся пуленепробиваемые двери и атака бы не состоялась. Могло бы случиться что-нибудь другое. Не странно ли, что событие случается именно потому, что оно не должно было случиться? Как от такого защищаться? Странно, что в подобной стратегической игре то, что вам известно, может не иметь никакого значения.

Это относится к любому занятию. Если бы он был известен и очевиден, кто-нибудь уже бы его изобрел и он превратился бы в нечто тривиальное. Чтобы обскакать всех, нужно выдать такую идею, которая вряд ли придет в голову нынешнему поколению рестораторов. Она должна быть абсолютно неожиданной. Чем менее предсказуем успех подобного предприятия, тем меньше у него конкурентов и тем больше вероятная прибыль. То же самое относится к обувному или книжному делу — да, собственно, к любому бизнесу.

То же самое относится и к научным теориям — никому не интересно слушать банальности.

  • Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник)
  • Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости
  • Чёрный лебедь (теория)

Успешность человеческих начинаний, как правило, обратно пропорциональна предсказуемости их результата. Вспомните тихоокеанское цунами года. Если бы его ждали, оно бы не нанесло такого ущерба.

черный лебедь знаком неопределенности

Затронутые им области были бы эвакуированы, была бы задействована система раннего оповещения. Предупрежден — значит вооружен. Но мы ведем себя так, будто можем предсказывать исторические события, или даже хуже — будто можем менять ход истории.

Мы прогнозируем дефициты бюджета и цены на нефть на тридцатилетний срок, не понимая, что не можем знать, какими они будут следующим летом. Совокупные ошибки в политических и экономических прогнозах столь чудовищны, что, когда я смотрю на их список, мне хочется ущипнуть себя, чтобы убедиться, что я не сплю. Удивителен не масштаб наших неверных прогнозов, а то, что мы о нем не подозреваем. Это особенно беспокоит, когда мы ввязываемся в смертельные конфликты: Из-за такого непонимания причинно-следственных связей между провокацией и действием мы можем с легкостью спровоцировать своим агрессивным невежеством появление Черного лебедя — как ребенок, играющий с набором химических реактивов.

Наша неспособность к прогнозам в среде, кишащей Черными лебедями, вместе с общим непониманием такого положения вещей, означает, что некоторые профессионалы, считающие себя экспертами, на самом деле таковыми не являются. Если посмотреть на их послужной список, станет ясно, что они разбираются в своей области не лучше, чем человек с улицы, только гораздо лучше говорят об этом или — что еще опаснее — затуманивают нам мозги математическими моделями.